ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ
Народный артист СССР

Михаил Пантелеймонович Болдуман

Портретное фойе

(12.7.1898, ст. Израиловка, Могилевская губ. — 28.12.1983, Москва)

Народный артист СССР (1965).

Сценическую деятельность начал в Жмеринке (Винницкая обл.). В 1924-1931 гг. занимал ведущее положение в Киевском театре русской драмы (Сатин в «На дне», Кошкин в «Любови Яровой», Яго в «Отелло», Король в «Гамлете»).

Два сезона проведя в Театре б.Корш в Москве, при его закрытии в 1933 г. был переведен в МХАТ. Медленно вводясь в репертуар, он первые три сезона был занят во второстепенных ролях (Сысой Пафнутьевич в «Мертвых душах», обер-кондуктор в «Талантах и поклонниках», этапный офицер в «Воскресении» и пр.). Переломными стали роли Синцова во «Врагах» и Бориса Годунова в возобновлении «Царя Федора Иоанновича» (обе — 1935 г.). Внутреннее властное спокойствие, твердость ни перед чем не сворачивающей воли и непримиримой мысли, специфический романтизм обеих фигур, назначивших себя в вожди и наделенных даром подчинять, — все это было ново для мхатовской сцены и схвачено сильно. Вариантом темы власти, притягательной и раздавливающей, мог стать у Болдумана Людовик XIV в «Мольере», но жизнь этой роли была слишком коротка.

Став дублером Б. Г. Добронравова в «Платоне Кречете», Болдуман искал обаяние героя прежде всего в его всецелой сосредоточенности, в преданности делу-идее: его Платону можно было поверить, что он играет на скрипке впрямь лишь ради упражнения пальцев, гибкость которых потребна хирургу.

Довольно неожиданным стало назначение Болдумана на роль Вершинина в «Трех сестрах» вместо репетировавшего ее Качалова. О Болдумане можно было сказать разве, что он сумел выйти из затруднительного положения. Не стала удачей и работа в «Кремлевских курантах», где он был дублером Хмелева-Забелина. Зато в «Глубокой разведке» (1943) тема, волнующая актера, раскрывалась сполна. Майоров, с его нарочитой, резкой сухостью, с его аскетизмом и нетерпимостью, с его чистой и строгой душой, был актером романтизирован так же, как его следующий герой — служитель
чести капитан Горбунов во втором спектакле МХАТ по пьесе А. Крона «Офицер флота» (1945).

Всего Болдуман сыграл в МХАТ 46 ролей. Выдвинувшая его и определившая его артистические приемы тема оказалась отработанной, когда он был еще в расцвете сил. Благородная сухость, скрывающая глубокую думу, становилась штампом: так был сыгран полковник Шатров с его выбором в пользу большевиков («Залп „Авроры“», 1952). Попытка сатирического и острохарактерного хода к роли (Окунев, «Чужая тень», 1949) не имела продолжения. Надежды возлагались на романтическую «Зимнюю сказку», с ее драмой ревнивца и политика, верующего в собственное измышление до конца; специально ради Болдумана была затеяна постановка приподнятого по звучаниям «Сна разума», посвященного художнику — фанатику творческой идеи. Он сыграл в этих спектаклях короля Леонта (1958) и Франсиско Гойю (1973).

В свои поздние годы он был также участником спектаклей «Соло для часов с боем» (Райнер, 1974), «Все кончено» (доктор, 1979).


И. Соловьёва